О проекте статьи горячие новости коллегам по перу Форум контакты
САЙТ ЖУРНАЛИСТА НАДЕЖДЫ ПОПОВОЙ

НЕЗАВИСИМОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.РУ

Пожаловаться

ЯДЕРЩИК НАПИСАЛ В.ПУТИНУ

Комментариев: 0

Андрей Лубенский

Новый регион

Случай по-своему беспрецедентный. Но серьезны и причины появления такого письма. Речь в письме идет о позиции официальных структур, связанной с хранилищем делящихся материалов (ХДМ) на производственном объединении «Маяк» – объекте, по мнению автора, «не имеющем аналогов на Земле не только по потенциальной опасности содержимого, но и по уровню незащищенности от многочисленных угроз природного и антропогенного характера». Хранилище, в котором сосредоточен весь запас высвобождающихся при сокращении вооружений делящихся материалов, расположен всего в 200 километрах от прозрачной российско-казахстанской границы, не имеет не только систем противоракетной, но даже противовоздушной обороны. Кроме того, по мнению автора, вообще нельзя концентрировать весь запас оружейного плутония в одном месте. Затронутые в письме проблемы носят далеко не региональный характер и касаются не только жителей Урала. Текст письма обнародован на сайте Российского Гражданского центра ядерного нераспространения NuclearNo.Ru. Приводим его полностью.

Уважаемый господин Президент! Обратиться к Вам с настоящим письмом нас вынуждает то, что наши неоднократные обращения во властные структуры с целью привлечь внимание и принять необходимые меры, остались без адекватной реакции. Формальные отписки, которыми ограничились некоторые чиновники, не только не выдерживают критики, но и не содержат аргументов и доводов, опровергающих приводимые нами масштабы угроз, которым подвергается не только Россия, но и все Северное полушарие. Речь идет о позиции официальных структур, связанной с Хранилищем Делящихся Материалов (ХДМ) на производственном объединении «Маяк» – объекте, не имеющем аналогов на Земле не только по потенциальной опасности содержимого, но и по уровню незащищенности от многочисленных угроз природного и антропогенного характера. ХДМ, предназначенное для столетнего хранения оружейных делящихся материалов, высвобождающихся в процессе сокращения ядерных вооружений, представляет собой всего лишь структурное подразделение производственного объединения «Маяк», расположенного на расстоянии меньше 200 км от прозрачной государственной границы со странами исламского пояса. В ХДМ сосредоточен весь запас высвобождающихся делящихся материалов (плутония и урана оружейного качества), притом, что регион его расположения не имеет не только противоракетной, но даже и противовоздушной обороны. Суммарные количества упомянутых материалов на сегодняшний день, если доверять заявлениям Росатома, составляют примерно 25 т плутония-239 и около 200 т урана-235 обогащением выше 90 %.

   Кроме того, на производственном объединении «Маяк» в помещениях первого промышленного реактора хранится около 30 т коммерческого плутония, полученного в процессе переработки ядерного топлива АЭС и атомных подводных лодок. Подчеркнем, что потенциальная опасность ХДМ обусловлена, прежде всего, колоссальной величиной альфа-активности (~ 50 МКи), сформированной в результате концентрации всего стратегического запаса оружейного плутония в одном месте. Такое техническое решение вступает в противоречие с общепринятым в мировой практике фундаментальным принципом рассредоточенного хранения опасных материалов и должно рассматриваться как совершенно недопустимое. Единственное, в чем можно согласиться с чиновниками Росатома, так это то, что ХДМ, действительно, является в историческом плане уникальным, не имеющим технических, экологических и военных аналогов, среди созданных человечеством объектов. Эта «уникальность» характеризуется не только радиационными параметрами содержимого и сроком хранения, но, прежде всего, существующими угрозами природного и антропогенного характера и степенью незащищенности. В связи с этим весьма красноречивой иллюстрацией реальных обстоятельств, определяющих нашу настойчивость, являются голословные заявления руководителей всех, причастных к данному вопросу, ведомств относительно беспрецедентной защищенности ХДМ. При этом все мероприятия, имевшие целью разобраться в проблеме, проходили в закрытом режиме.

   Возникает вопрос: если вся информация по проблеме ХДМ получена из открытых источников, если проект действительно настолько хорош, что удовлетворяет самым жестким требованиям и условиям, если его реализация осуществлялась при непосредственном участии Министерства обороны США, то чем обусловлены режимные ограничения, налагаемые на обсуждение данной проблемы? С другой стороны, «уникальность» ХДМ, способная при определенных условиях принести его создателям лавры Герострата, характеризуется рядом заслуживающих внимания обстоятельств: • Несовершенством проекта, не обеспечивающим ни защиту ХДМ от современных средств поражения, даже в неядерном варианте, ни от падения на ХДМ современного авиалайнера. • Отсутствием резервных помещений для временного хранения урана и плутония в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств. • Немотивированным отказом от подземного варианта размещения хранилища, при наличии целого ряда пригодных для рассмотрения вариантов, существенным образом снижающих вероятность поражения и исключающих выброс в окружающую среду значительных количеств плутония. • Уровнем угроз, существенно возрастающим вследствие наличия на территории Производственного объединения «Маяк» других критически важных объектов, трансформирующих предприятие в весьма соблазнительную цель не только для потенциального агрессора, но и для проведения террористической акции с предельно тяжелыми и, возможно, непреодолимыми последствиями. По понятным причинам мы не перечисляем эти объекты. • Наконец, отсутствием в данном регионе не только системы ПРО, но и достаточно эффективной системы ПВО. С началом загрузки ХДМ беспрецедентные угрозы, на которые мы неоднократно обращали внимание органов власти и должностных лиц в официальных запросах и публикациях, приобретают совершенно реальные очертания и характеризуются глобальным масштабом возможных последствий. Последствия Чернобыльской катастрофы в сравнении с последствиями реализации некоторых запроектных событий, не учтенных ни на одном из этапов разработки и сооружения ХДМ, покажутся «незначительным радиационным инцидентом времен перестройки». Данное обстоятельство с учетом того, что именно чернобыльская катастрофа, а точнее – ее экономические последствия, привела к распаду Советского Союза, представляются основным политическим результатом, который может быть «достигнут» в процессе реализации этого непрофессионального проекта. Следует отметить, что участие в реализации данного проекта министерства обороны США, представляется совершенно необъяснимым, если не принимать во внимание последующую возможность политического и военного шантажа со стороны «субподрядчика».

  Данный вывод подтверждается доступными в сети Интернет материалами Совета по Защите Естественных Ресурсов (NRDC) США. Представляется, что основной проблемой современной России является непрофессионализм, отчетливо выраженный при принятии решений относительно ХДМ. Уважаемый Владимир Владимирович, для того, чтобы убедиться в том, что мы не преувеличиваем опасность, и что возможные последствия удара по ХДМ носят беспрецедентный и катастрофический по своим последствиям характер, Вам, как Верховному Главнокомандующему, достаточно дать указание ЦНИИ 4 Минобороны о проведении расчетов распространения плутония и урана в результате наземного ядерного удара по хранилищу при различных вариантах мощности взрыва (от 100 до 500 кт) и разных метеорологических параметрах. Однако, даже элементарные расчеты, основанные на достаточно грубых приближениях, доказывают обоснованность наших опасений.

    Уважаемый господин Президент, в истории России Вы можете остаться как государственный деятель, остановивший процесс разрушения и разграбления государства. Как гарант конституционных прав граждан, Вы однажды уже отвели угрозу, нависавшую над национальной жемчужиной – озером Байкал. Полагаем, что наступает момент истины, заключающийся, на наш взгляд, в объективном, всестороннем анализе проблемы и исправлении ошибочного управленческого решения, путем передислокации оружейных делящихся материалов на адекватно защищенные позиции, удовлетворяющие всем общепризнанным принципам и правилам. Но возможен и вариант, при котором память о Вас сохранится как о человеке, не предпринявшем решительных мер для исключения надвигающейся беспрецедентной катастрофы, связанной с ХДМ. История знает много аналогичных примеров, оборачивавшихся катастрофическим последствиями для русского народа. Достаточно вспомнить И.Сталина, недоверие которого оперативным разведданным привело к неоправданным потерям на первом этапе Великой Отечественной Войны. Принципиально отличие войны от ликвидации последствий плутониевой катастрофы заключается в том, что войну с плутонием выиграть невозможно. Пострадает не только Россия, под угрозой человеческая цивилизация! Учитывая изложенное, просим Вас, господин Президент, создать авторитетную комиссию для рассмотрения всего комплекса вопросов, связанных с созданием ХДМ, и разработки мероприятий для исключения возможных негативных последствий. Уважаемый Владимир Владимирович! Со 2 ноября 2006 года вступил в силу подписанный Вами Федеральный закон № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», регулирующий вопросы реализации гражданами конституционного права на обращение. На основании того, что объективные ответы нами не получены, просим Вас также отдать распоряжение по подготовке ответов на следующие наши вопросы: 1. Какими принципами руководствовались проектировщики, допуская сосредоточение всего запаса делящихся материалов в одном месте? 2. Чем обоснован отказ от подземного варианта размещения ХДМ? Например, на свободных производственных площадях Горнохимического комбината (г. Железногорск)? 3. Какая федеральная служба осуществляла в процессе проектирования и сооружения надзор в части обеспечения ядерной и радиационной безопасности? 4. Существует ли заключение о достаточности проектных мер ядерной и радиационной безопасности, своевременно выданное хотя бы одним из уполномоченных надзорных ведомств: ГАН РФ либо УГН ЯРБ МО РФ? 5. Обеспечивает ли конструкция ХДМ защиту при падении на крышу современного авиалайнера (аэробуса), полетная масса которого составляет 200 т при скорости примерно 800 км/час? 6. Обеспечивает ли конструкция ХДМ защиту при попадании на крышу современного боеприпаса типа GBU-28 или аналогичного? 7. Какие последствия можно ожидать при следующих вариантах ядерного удара по ХДМ и зданию первого промышленного реактора-наработчика плутония: • Воздушный взрыв мощностью 100 кт на высоте 400 м; • Наземный взрыв такой же мощности? 8. Какова величина площади, которая может быть загрязнена плутонием до уровня 0,1 Кюри/ кв.км. при условии равномерного распределения по поверхности Земли всего содержимого ХДМ и коммерческого плутония? 9. Предусмотрена ли возможность временного хранения делящихся материалов вне ХДМ в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств? 10. Каким образом обеспечивается противоракетная и противовоздушная защита ХДМ?

   С уважением, Лукашин Герман Мефодьевич, Депутат Снежинского городского Собрания, Член экспертной комиссии РФЯЦ-ВНИИТФ, Челябинская область, г. Снежинск.



ad_600x150

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-50590 от 19.10.2012 г., выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) МЕЧЕНЫЙ АТОМ.РУ
Учредитель:Попова Надежда Васильевна