О проекте статьи горячие новости коллегам по перу Форум контакты
САЙТ ЖУРНАЛИСТА НАДЕЖДЫ ПОПОВОЙ
Атомные события в России

Ростовская АЭС готовится к пуску нового, четвертого блока

Этот, новый энергоблок для нужд Крыма сооружали по чертежам 1979 года. Без ловушки расплава

Атомные события в Мире

Европейский союз требует у Армении закрытия Мецаморской АЭС

Решение ЕС было неоднозначно воспринято со стороны армянских и грузинских политиков

НЕЗАВИСИМОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.РУ

Пожаловаться

КОМУ ВЕДРО С ПЛУТОНИЕМ?

Комментариев: 0

Надежда Попова

   Несколько дней назад президент России В. Путин встретился в резиденции Ново-Огарево с руководителями, в ведомстве которых находится «ядерный комплекс» страны, – главой Росатома С. Кириенко и министром обороны С. Ивановым. Из уст президента впервые за много лет прозвучало: энергетика страны стала газозависимой. А некогда сильные позиции в ядерной сфере явно утрачиваются. Более того, доля ядерной энергетики составляет всего лишь 16%. И если ничего не предпринимать, то к 2030 г. она упадет до… 1-2%! Как говорится – приехали!

   Эта детективная история произошла в Челябинской области. Сначала на сверхсекретный ядерный объект на территории ПО «Маяк» в городе Озерске не пустили нового главу Росатома Сергея Кириенко. Он инспектировал все атомные предприятия в регионе. Позднее на этом же объекте депутаты Госдумы России обнаружили пропажу… Как сообщил председатель подкомитета по атомной энергии ГД Виктор Опекунов, «хранилище делящихся материалов стоит совершенно пустое».
Первая очередь ХДМ была пущена в строй два года назад. Тогда же началась загрузка контейнеров. Загрузить успели 200 тонн. Но где же тогда тонны оружейного урана и плутония? Кто стащил наши ядерные запасы?
Хранилище создавалось в период «царствования» Бориса Ельцина. Его приближенные протолкнули тогда «сделку века»: продали по дешевке США все запасы оружейного урана – 500 тонн. Цена сделки в 12 млрд. долл. была определена Ельциным при встрече с Клинтоном. Потом заключили соглашение о строительстве ХДМ. И построили объект, уникальный по своей сути. Туда и начали загружать ядерную взрывчатку, в том числе снятую с ядерных боеголовок баллистических ракет.

Кириенко не дали бахилы

Подобного хранилища нет нигде в мире хотя бы потому, что оно наземное, высота – 18 м, площадь – почти 4 футбольных поля (в США подобные хранилища спрятаны глубоко под землей).
– Впервые в практике атомных держав была нарушена базовая концепция обязательного территориального рассредоточения ядерной взрывчатки при хранении, – отметил известный физик-ядерщик, депутат ГД (1995–2003 гг.) Иван Никитчук. – Что еще любопытно? Взрывчатка загружалась в контейнеры американского производства. Загрузка проходила под контролем сотрудников Пентагона. А российским спецам было категорически запрещено вскрывать контейнеры даже в том случае, если контрольное просвечивание фиксировало отклонение от нормы.
24 декабря 2003 г. была открыта первая очередь ХДМ. «Бюллетень по атомной энергии» (издание Росатома) в те дни сообщал: «Журналисты на пуск в эксплуатацию приглашены не будут. Таково требование американской стороны, в большей степени осуществившей финансирование строительства».
Да, американцы вложили 160 млн. «зеленых», хотя обещали дать 1,2 млрд. Но сегодня, выходит, нет ни денег, ни «товара»?
Виктор Опекунов посетил Озерск совместно с председателем Комитета по энергетике, транспорту и связи Госдумы Валерием Язевым и председателем Комитета по экологии Владимиром Грачевым.
– Хранилище делящихся материалов, о котором я столько опусов прочитал в прессе, стоит совершенно пустое! Там ничего нет! – убедительно рассказывал Виктор Опекунов. – Нет там никакого плутония и урана. И никаких контейнеров я не видел. Нам даже разрешили передвигаться по хранилищу без спецодежды и бахил.
ХДМ состоит из многих сооружений. Это модуль-хранилище, два вентиляционных центра, дезактивационное помещение, собственное пожарное депо, здание службы безопасности, дизель-генераторная резервного энергоснабжения. Куда водили депутатов ГД? И что же им показывали?
– Вместе с депутатами Госдумы в Озерск приехали представители Росатома, а также начальник отдела аппарата уполномоченного по правам человека при Президенте РФ Иван Иванов, – рассказал физик-ядерщик из Снежинска (Челябинская область) Герман Лукашин. – Вообще какие-либо сведения относительно состояния, эксплуатации и загрузки хранилища ядерными материалами в открытой печати отсутствуют. Это связано с жесткими санкциями, установленными ПО «Маяк». Мы до сих пор удивляемся: новый глава Росатома Кириенко, действительно, не был допущен на ХДМ. Ему сказали, что на территории «неблагоприятная радиационная обстановка».
Но не только Кириенко оставили с носом. На территорию ХДМ (чуть позже) не был допущен и главный атомный инспектор страны – генерал Константин Пуликовский. Он возглавляет Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору. Генерала Пуликовского тоже не допустили к контейнерам! Почему?
Генерал Родионов свои письма направил всем силовикам. Единственный, кто ответил, – С. Шойгу. Министр должен проявить инициативу и разобраться.

Министр обороны занимается дезинформацией?

– Не может быть, чтобы хранилище стояло пустым, – горячо рассуждает в разговоре генерал армии, депутат ГД и бывший министр обороны РФ Игорь Родионов. – Тут что-то не так. Идет какая-то непонятная игра.
Генерал убежден, что концентрация десятков тонн ядерной взрывчатки под Челябинском создаст опасную угрозу для безопасности нашей страны. Руководство ПО «Маяк» божится, что ХДМ построено на совесть и может выдержать падение 20-тонного самолета, землетрясение до 8 баллов и даже прямое попадание авиабомбы весом в 1 тонну. Но никто пока на деле ничего не проверял.
По проекту, российское хранилище делящихся материалов должно принять в свои недра 50 тысяч контейнеров с ядерной взрывчаткой: 16 666 контейнеров с оружейным плутонием, 33 334 – с оружейным ураном. Сколько все-таки успели загрузить?
Эксперты считают, что это 200 тонн. Сделка между Россией и США – уродливое дитя политики Ельцина и Черномырдина.
Так считают многие российские ученые-атомщики. Кто же остановит разграбление России?
– Я пытался выяснить хотя бы что-то, – говорит  эксперт  по вопросам радиационной безопасности Герман  Лукашин, – но такое ощущение, что всем сотрудникам ХДМ языки отрезали. Они молчат. А заборы вокруг ХДМ стоят высоченные.
– Но там должны находиться и американские контейнеры с неизвестным содержимым, – возмущается физик-ядерщик Иван Никитчук, – куда они делись? Кому-то надо скрыть, что сегодня происходит в хранилище.
Загруженное оно или все-таки пустое? Что происходит в ХДМ сегодня?

Откровения Пола Лонгсворта

  Одно время заместитель руководителя национальной администрации по ядерной безопасности Минэнерго США Пол Лонгсворт что-то зачастил на наш Южный Урал. И очень нравилось господину Лонгсворту бывать именно в окрестностях Озерска. Местным журналистам он объяснял, что многие уральские предприятия играют очень важную роль в сотрудничестве между США и Россией в области энергетики. Между прочим, США выделили России на программу нераспространения ядерного оружия 400 млн. долларов. Сумма в 75 млн. долларов целиком и полностью предназначается для проведения работ на Урале. Деньги атомщикам, конечно, нужны. Стыдно: Озерск все еще окружен ржавой колючей проволокой. Еще недавно плутоний на ПО «Маяк» в ведрах хранили, в обыкновенных, эмалированных. Но как только начали строить ХДМ, ситуация резко изменилась.
– Господин Лонгсворт неоднократно подчеркивал, – свидетельствует челябинский ядерщик Герман Лукашин, – что самая главная забота американцев в Озерске – это ПО «Маяк». Там они разбавляют высокообогащенный уран (ВОУ) до уровня низкообогащенного (НОУ). Именно таким топливом загружают атомные электростанции.
500 тонн оружейного урана эквивалентно примерно 1 млрд. тонн нефти, стоимость которой составляет 1 триллион долларов, – доходчиво объясняет  физик-ядерщик Лев Максимов. – Использование НОУ в наших, российских реакторах могло бы обеспечить работу всех АЭС России полные 30 лет. Но мы почему-то отдаем это драгоценное топливо американцам, причем за бесценок. Ельцин с Клинтоном определили цену сделки в 12 млрд. долларов. Вырученные деньги за ядерную продукцию составили всего 2% от ее истинной стоимости.
– Американцы виртуозно сыграли на нездоровых амбициях Ельцина и Черномырдина: за бесценок получили энергетическое сырье, – считает генерал Родионов, – и лишили – уже лишили! – своего потенциального противника, то есть Россию, возможности производить ядерное оружие.
За все эти годы, пока они у нас строили ХДМ, в США было наработано примерно 500 тонн оружейного урана, но американцы им не торгуют и не перерабатывают в НОУ! Они его берегут.

Атомщики голодали

 Именно при Евгении Адамове – а он занимал министерское кресло с 1998 по 2001 гг. – хранилище ядерных материалов начало активно достраиваться. С американской стороны участие в возведении ХДМ принимала известная строительная фирма «Бэктэл». И именно при Адамове на территорию хранилища привезли первые 20 тысяч «коробочек».
«Хранение контейнеров с делящимися материалами (ДМ) в хранилище осуществляется в вертикальных гнездах железобетонной массы. ДМ в виде слитка помещают в оболочку из нержавеющей стали, оболочку заваривают и устанавливают в ложемент из поропласта. Загрузка соответствует требованиям МАГАТЭ, не разгерметизируется после падения с высоты 9 м, в течение 30 минут выдерживает пожар (при температуре 10 5000С), а также погружение в воду». Такую «памятку» удалось найти в архивах «Маякинфо». Значит, загружали взрывчатку осторожно и бережно.
Будучи министром, Евгений Адамов активно ездит на Южный Урал.
– Он появлялся в Озерске каждые 3-4 месяца, – вспоминает физик-ядерщик Лев Максимов. – Особенно памятен его первый приезд в августе 1998 г. Люди встретили его с плакатами: «Мы голодаем», «Заплатите деньги за четыре месяца». Знаете, что им сказал Адамов? «Денег нет, в нашем бюджете деньги вымерли…»
Получается, атомщики недоедали (в месяц Минатом выдавал тогда на брата 150–170 руб.), а Адамов занимался своими бизнес-проектами на стороне. Как-то его спросили о дальнейшем строительстве ХДМ.
– Очень проблематично, – сразу погрустнел Адамов. – Американская сторона выполняет свои обязательства, а российское правительство нет.
   Ситуация переломилась буквально через несколько месяцев. В 1999 г. между Россией и США было подписано Соглашение о сотрудничестве в области учета, контроля и физической защиты ядерных материалов. На строительной площадке закипела работа. В Озерск Адамов стал приезжать еще чаще. С кем и о чем он сумел так быстро договориться? И какова судьба 75 млн. долларов, выделенных для проведения работ на Урале? На какие нужды пошли эти деньги?

Грузите ракеты бочками

Неутомимый Пол Лонгсворт уже несколько раз приезжал в Озерск с очередной инспекцией и остался очень доволен выполнением программы! Он сделал заявление, что США намерены продлить соглашение по закупке у России высокообогащенного урана. (Выходит, мы еще не все продали? – Авт.)
Эксперты ошиблись ненамного: американцы изъяли у нас не 200 тонн, а пока только 201 тонну. По соглашению, ядерная взрывчатка должна была лежать в ХДМ ближайшие 100 лет и использоваться по мере необходимости. Пол Лонгсворт заявил челябинским журналистам, что уже сегодня около половины американских реакторов работают на уране из ракет советского производства. За 201 тонну урана, извлеченного из ядерных боеприпасов, по утверждению американской стороны, Россия уже получила 4 млрд. долларов.

Вояж за океан

  Несколько дней назад урановая тема вдруг всплыла вновь. Глава Росатома Сергей Кириенко отправился в заокеанское турне… добиваться отмены пошлин на ввоз российского урана в США. По соглашению, которое было подписано во времена Ельцина–Черномырдина, Россия может беспошлинно продать Америке лишь те самые 500 тонн урана по фиксированной цене и только через посредника – американскую компанию USEC. Она и продает этот уран. Любое превышение объема облагается пошлиной 116 % и делает крайне невыгодным экспорт ядерных материалов в США.
Сергей Кириенко был вынужден провести работу среди руководителей 20 американских крупнейших энергетических компаний. Они заинтересованы в работе с Россией напрямую, без всяких пошлин.
 Кириенко заверил американцев, что для внутренних потребностей страны российских запасов урана хватит более чем на 50 лет. По его мнению, в ближайшее время России точно не грозит урановый голод. И что-де наша страна считает необходимым увеличить добычу урана. Уже есть договоренность о десятикратном увеличении финансирования на доразведку и разработку запасов урана.
– Запас карман не тянет, пусть будет больше, – заявил Сергей Владиленович.
Похоже, что Кириенко не вполне владеет ситуацией. Запасы урана сегодня сосредоточены в трех странах мира: Австралии, Казахстане и Канаде.
Россия топчется где-то на 7–8-м месте, и более половины запасов урана мы экспортируем (за копейки). По мнению физика-ядерщика Льва Максимова, того, что осталось, хватит лет на 10–12 (от силы). Это мнение поддерживает и ядерщик Иван Никитчук. Он много лет отработал на атомных объектах г. Сарова-Арзамаса-16:
– Насколько мне известно, мы уже планировали обратиться к Канаде с предложением о продаже урана, потому что наши запасы немногочисленны. Сегодня разрабатывается одно-единственное месторождение в Читинской области. Лучшие залежи руды на исходе, а с истощением запасов уменьшается добыча, снижается ее рентабельность. Нас пока еще спасают советские запасы.
И физик-ядерщик Никитчук, и атомщик Лев Максимов – люди, разбирающиеся в проблеме досконально. Разобрался ли новый глава Росатома в урановой проблеме? Похоже, что нет...

Уран не растет на грядках

 И чем мы будем заправлять наши атомные станции через 10–15 лет? Особенно с учетом того, что г-н Кириенко озвучил в США и такую мысль: в России до 2030 г. нужно построить около 40 новых блоков АЭС.
Переговорный процесс об отмене пошлин на экспорт российского ядерного топлива, по мнению ученых-атомщиков, может занять достаточно много времени – кто-то называет год, а кто-то – и несколько лет. Еще один вопрос: как долго господин Кириенко усидит в кресле экс-министра Адамова? И не совершает ли он те же самые ошибки?

   Пока господин Кириенко обрабатывал руководителей крупнейших американских энергетических компаний, в Москве – в те же майские дни – состоялся российско-американский семинар «Терроризм и оружие массового поражения (ОМП)».
В Москву из США прибыли два десятка экспертов по вопросам национальной безопасности, военно-политическим проблемам и защите окружающей среды.
На встрече присутствовал один-единственный журналист (  специальный корреспондент  газеты "Аргументы недели" Надежда Попова). Это была четвертая подобная встреча российских и американских экспертов, которые обсуждали сразу несколько серьезных тем: ядерный терроризм, устранение его последствий. Еще одна тема – терроризм с применением оружия массового поражения (российский и американский подходы). И – прогнозирование и предотвращение актов терроризма с применением ОМП.
На этом семинаре предметно говорилось о возможных террористических атаках на атомных электростанциях.
Помимо атомных проблем, есть и у нас, и у американцев и другие, очень схожие. Как выяснилось, гости весьма обеспокоены тем, что через Бостонский порт в США проходят суда, груженые СПГ (сжиженным природным газом). Если взорвать только один такой корабль – весь Бостон взлетит на воздух. Мы же возводим сегодня гигантский завод СПГ на Сахалине…
 Сергей Кириенко в это время в США встречался с главой госдепартамента Кондолизой Райс. Они также обсуждали вопрос о совместной деятельности по уменьшению угрозы ядерного терроризма и укреплению режима нераспространения оружия массового поражения…
Справка
   ПО «Маяк» – предприятие ядерного оружейного комплекса России. Входит в состав Федерального агентства по атомной энергии РФ (Росатом). ПО «Маяк» – единственное в России предприятие по переработке отработанного ядерного топлива. Расположено в северной части Челябинской области. Является градообразующим предприятием: из 86 тыс. жителей Озерска на производственном объединении трудятся около 15 тыс. человек. Ядерные отходы на ПО «Маяк» перерабатывают с 1977 года.

Итог

 
В 1993 году в рамках комиссии Черномырдин–Гор было подписано российско-американское соглашение об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия. Американская сторона намеревалась использовать это топливо для атомных электростанций. В ГД была создана специальная комиссия по расследованию сделки Черномырдин–Гор. Комиссию возглавил физик-ядерщик Иван Никитчук. Вывод комиссии: «Соглашение о поставке урана в США составлено в интересах США и наносит урон национальной безопасности России. После этой сделки в России останется не более 10% запасов оружейного урана, накопленного с конца сороковых годов. Урон для экономики России составит 8 триллионов долларов».



ad_600x150

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-50590 от 19.10.2012 г., выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) МЕЧЕНЫЙ АТОМ.РУ
Учредитель:Попова Надежда Васильевна