О проекте статьи горячие новости коллегам по перу Форум контакты
Сайт  журналиста Надежды Поповой
отдел расследований The Moscow Post
Атомные события в России

Вспоминая Неноксу

Названы  регионы России с самой высокой онкологией

Атомные события в Мире

Израиль осуществил диверсию на объекте в Иране

По версии СМИ, некий военнослужащий из Корпуса стражей исламской революции подтвердил, что на объекте в Натанзе сработало взрывное устройство

НЕЗАВИСИМОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.РУ

Пожаловаться

НОВАЯ ИГРА -"САМ СЕБЕ МИЛИЦИОНЕР"

Комментариев: 1

Надежда Попова, специальный корреспондент  отдела расследований газеты "Аргументы неделi» для журнала "Журналист"

   Ко всякого рода сюрпризам от наших правоохранителей обозревателю газете «Аргументы неделi» не привыкать. Журналистам, не первый год занимающимся расследованиями, в своей повседневной работе приходится бороться, явно не на равных, с абсолютно абсурдным положение вещей. Люди в погонах, по долгу своей службы обязанные защищать закон, на деле сами начинают покрывать безобразия и закрывать глаза на лежащее в неправовой области, по сути бандитское преследование прессы - точнее, той её части, что «суёт свой нос куда не надо». Если конкретнее – в особо закрытые и охраняемые инстанции. Одной из таких запретных зон для нас стало ведомство, отвечающее за отечественную ядерную энергетику, - Росатом.

  «Аргументы неделi» буквально с самого начала существования газеты, с 2006 года, не устают писать о «белых пятнах» и «чёрных дырах» российского мирного атома. О том, что даже переживаемая ныне всей планетой трагедия Фукусимы не всколыхнула незыблемость стратегических планов Федерального агентства по атомной энергии России, не изменила привычки действовать по исключительно собственным корпоративным планам. О том, что в России сегодня работают 11 ректоров чернобыльского типа, и никто сворачивать их работу не собирается. И тем не менее свершаются пусть не столь громогласные, как хотелось бы, но – победы. После статьи «Плавучие АЭС – хромая утка Росатома» многим в ведомстве пришлось дополнительно попотеть над корректировкой, и весьма существенной, проекта, - в среде атомщиков, безусловно, считавшегося чуть ли не гениальным по инженерным новшествам и, само собой, по внушительности финансирования. После того, как правда о «чудодейственной» плавучей станции через «Аргументы неделi» стала достоянием общественности, был существенно уменьшен контур ядерного реактора. В редакцию приходил человек из ведомства, инженер Александр Журавлёв и, разложив чертежи, показывал, что теперь, после публикации, станция – уже не тот всех пугавший «ядерный кипятильник», который всё ещё намереваются поставить «на прикол» у берегов Камчатки, в городе Вилючинск, в цунамиопасной зоне. После выхода в свет статьи про хромую утку должности лишился директор строящегося объекта Сергей Крысов.

   Но параллельно росатомовцы начали буквально «просвечивать» редакцию - что за команда; кто такой редактор Угланов А.И. и имеет ли он отношение к другой газете, «Аргументы и факты»; кому «АН» принадлежит; нельзя ли нас перекупить, благо возможностей на этот счёт у организации немерено. Забегая вперёд скажем, что ничего из этих затей не вышло, выделяются из общего ряда неуклюжие манёвры Сергея Новикова, пресс-секретаря главы ведомства Сергея Кириенко. Ещё до появления «Хромой утки…», когда с редакцией официальные вояжеры из ведомства рассчитывали как-нибудь договориться, чтобы газета либо замолчала вовсе, либо изменила позицию по делам в атомной энергетике. Между тем меня автора по мере появления новых публикаций вызывают в Департамент экономической безопасности ФСБ. И просили предоставить материалы по плавучим объектам, а также по реакторам, функционирующим на быстрых нейтронах. Мол, сами мы в этом мало понимаем. Само же издание продолжает пристально наблюдать, что происходит на вверенном Кириенко и его многочисленным коллегам и подчиненным хозяйстве. И озвучивает факты, представляющие неоценимый, далеко не праздный интерес для общества. Но которые с невероятным раздражением воспринимаются в здании на Большой Ордынке, - где располагается Росатом. Так, в 2010 году газета по своим источникам напечатала информацию, что вблизи Калининской АЭС завёлся некий безумный стрелок. С окрестных девятиэтажек он прицеливался и палил из пистолета в направлении объекта. Я звонила Новикову и спрашивала - вы что-нибудь знаете об инциденте со стрелком?» «Нет». «Мы даём материал». В ответ: «Зачем?»

   …15 мая 2004 года вдруг (!) загорелась моя квартира на улице лётчика Бабушкина. Пришлось привлечь к расследованию экспертов, - среди них был известный каскадёр «Мосфильма» Николай Сысоев, на счёту которого - более  300 фильмов, самый разнообразный опыт работы с огнём. И было установлено, что окурок был брошен не сверху, как сначала предполагалось, а сбоку. И дальше совсем легко вычислялось, кто и зачем это делал. Но на этом всё и закончилось. Тем более экспертизой занимались, по сути, посторонние люди, приглашённые потерпевшими, а не тот персонал, что обязан копаться в этом, отрабатывая жалованье за звёзды на погонах и прочие немыслимые преференции от государства. Однако вновь не удалось возбудить дело даже по этому, как бы бытовому, довольно безобидному в отношении каких-то «шишек» деянию – поджогу (или попытке поджога) жилища, что вполне для «проформы» можно было, не портя хорошую статистику МВД, завернуть под сукно как историю с мелким, немотивированным хулиганством!

  Очередной каплей в «чаше терпения» Росатома стала большая статья по итогам нагрянувшего в центральный офис ведомства обыска, которое проводило ФСБ («В Росатом пришли с обысками»). Было арестовано несколько человек из ближайшего окружения Сергея Кириенко. На «Аргументы неделi» тогда опять обиделись, но своеобразно – через третью сторону. Смежник организации, Новосибирский комбинат химических предприятий как юридическое лицо обращается в суд с иском на газету. Законного способа воздействия на журналистов посчиталось недостаточно, и в ход были пущены иные средства. В один из тех дней, в 12 часов ночи, в у меня в квартире зазвенел звонок. Я взяла трубку и услышала визгливый мужской голос. Мне было сказано, что она занимается не своим делом, и если не прекратит, то ей уже «приготовлено местечко на кладбище». Угрожавший от волнения или от незнания сплоховал - забыл воспользоваться программой скрытого номера, и мне удалось схватить «вещдок», это был мобильный номер. На следующее утро я обратилась к сотруднику Департамента экономической безопасности ФСБ Денисову Константину Ивановичу (в этом департаменте меня любезно приглашали звонить, «если что»). Причём после того, с Денисовым было переговорено, и ночные, и дневные звонки прекратились. Но сам Денисов словно пропал – не выходил на связь несколько дней, что дало ей основания полагать, что звонки были связаны с влиятельными структурами и персонами. Наконец я сама ему звоню и рассказываю ему, что случилось. И тут в ходе разговора я узнаю, что в числе причин чьего-то неудовольствия статьями является то, что я жёстко прошлась по «ТВЭЛУ» (корпорации, в состав которой входит тот комбинат). Надежде, в свою очередь, мало обещания от Константина Ивановича, что подобных звонков не будет, она называет телефонный номер угрожавшего и требует найти и наказать его, как положено. Реакции на это – никакой. Тогда я напрямую написала в блог президента Медведева. Прекрасно памятуя о его гневных словах, как нужно наказывать всякую нечисть, кто покушается на здоровье и жизнь журналистов – после печально знаменитого нападения на Олега Кашина. Пришла бумага, в которой чёрным по белому: «ваша жалоба отправлена в МВД». Оттуда тоже довольно оперативно отрапортовали – «все ваши материалы переданы в ГУВД». То есть спущены ниже. В ГУВД посчастливилось пообщаться с Александром Владимировичем Бычковым (III отдел МУР). «Поскольку ФСБ «отказала мне в установлении мерзавца, который мне уже приготовил хорошее место на кладбище после моих статей, то, может быть, вы найдёте его?» - задаёт вопрос Надежда. – И на это прозвучало, что можно обратиться на телефонную станцию, «если у вас есть этот номер».

   И ещё Попова получила тут же совет – сразу в таких случаях вызывать О2. Н.Попова: «Я не вытерпела и говорю – вы хоть что-то сможете сделать, вы ведь Петровка,38!» Мне в ответ: «Но вы-то сами – в отделе расследований работаете». Главное – не в этих показательных перепалках. Главное – в другом. Есть письменные заявления от конкретного человека – гражданина РФ. Тем более журналиста, профессионально занимающегося расследованиями. Сигнал правоохранителям об угрозах получен - в лице названных выше должностных лиц. И это никто не опровергнет. Есть официальные письма главреда газеты Андрея Угланова в адрес г-на Патрушева, когда он занимал должность главы ФСБ, в котором прямо указана подоплёку происходящего. Но нет не только хоть видимого результата – преступники были в поиске, пойманы или наказаны. Мои заявления как документ просто проигнорированы, их в сущности выкинули, - демонстративно, в моём же присутствии, в помойное ведро.

    …В ноябре 2009 года произошёл ещё один случай, - к атомной тематике не имеющий отношения, - но он также исчерпывающе характеризует, как на конкретном, бытовом уровне работает та известная структура, «которая нас бережёт». Гражданин, проживающий со мной в одном доме, зная, что она – профессиональный журналист, с некоторых пор начал по-соседски ненавязчиво, но настойчиво уговаривать меня, чтобы я взялась за серию хвалебных статей о его боссе – крупном бизнеcмене, депутате Московской областной думы. За работу он, служивший у босса водителем, обещал от шефа солидное денежное вознаграждение. Представитель «заказчика» сначала не понял такое поведение, когда я наотрез отказалась, а потом затаил на меня обиду, и, будучи изрядно навеселе в один из вечеров, столкнувшись со мной в подъезде, попытался выяснить отношения «по-простому». Когда я поднималась к себе в квартиру, он грубо схватил меня за руку и толкнул, - так, что я упала на ступеньки. Но тем не менее я быстро позвонила в ОВД «Бабушкинский». Милиция прибыла без промедления - за 7 минут. Но даже невзирая на синюю форму и фуражки, Орехов Сергей Борисович (такова фамилия главного «героя» этого происшествия), как зафиксировано в моём заявлении, продолжал орать в подъезде – да я всё равно её убью, и т.д. Милиционеры, почесав затылки, решили доставить в отделение и пострадавшего, и нападавшего. Я тогда в письменной форме потребовала возбудить уголовное дело по угрозам совершить убийство, тем более в прямых свидетелях находились не кто-нибудь, а сами блюстители порядка «при исполнении». Целую неделю (!) на домашний адрес Поповой шла бумага, в которой кратко извещалось, что «Оснований для возбуждения уголовного дела нет». Тогда я обратилась к прокурору Москвы Юрию Сёмину, - всё обстоятельно изложила, после чего через некоторое время пришла одна отписка, потом - другая. Опять то же самое: «Оснований нет». Не отступила, добилась личного приёма у полковника милиции ОВД «Бабушкинский» Александра Погорельцева. В стенах «ОВД» тема получила новый «ракурс»; мне дали понять, что, вот, мол, если бы вас убили, тогда бы дело возбудили обязательно.

От редакции.

   Неудивительно, что при подобных разворотах событий сейчас Надежде и всей газете приходится отстреливаться – не в прямом смысле, слава богу, а в судебных инстанциях. 29 мая 2011 года прошло заседание Арбитражного суда: Новосибирская корпорация «ТВЭЛ» подала иск к изданию, инкриминируя ей клевету, распространение заведомо недостоверных сведений и пытаясь взыскать возмещение морального ущерба на круглую сумму. Отдельной «песней» на заседании арбитража прозвучало мнение адвоката Шугаева, нанятого стороной ответчика, что «Аргументы неделi» своими писульками про мирный (и не совсем мирный) атом «льют воду на мельницу западных спецслужб».

  Есть неприятная закольцовка преследований – по распределению после окончания журфака Ленинградского госуниверситета она, ещё в советское время, попадает в Вильнюс, в газету «Советская Литва». Когда началась волна притеснений, ей потомки «лесных братьев» частенько спичками забивали замок во входной двери квартиры на улице Буйвидишкю. И вот теперь, уже в родной России, и не где-нибудь в Кущёвке, а в Москве какие-то негодяи опять ей уродуют замок бронированной двери (всё это произошло днём 1 мая с.г.). Так что приходится вызывать профессионального «взломщика». На милицию, перелицованную в полицию, (как впрочем, и на ФСБ) журналист в защите своих элементарных жизненных прав уже не рассчитывает. Поневоле нужно открывать на телевидении новый проект с почти знакомым названием «Сам себе милиционер». А что? Рейтинг был бы, точно, при регулярном показе, такой, что Малахов бы позавидоввал. Да что там рейтинг! Главное - польза обществу была бы несомненная. И действительно, а там – того гляди – может, и обратили бы, наконец, своё профессиональное внимание на беды настоящих журналистов все эти «настоящие полковники». Не всё же время тратить на оборону своими должностным положением и связями тех же могущественных атомщиков, а также подъездной шпаны, что служит посредником в заказе респекта своим патронам.

Материал подготовил Алексей Голяков

PS

Когда номер готовился к печати, стало известно, что у московского журналиста Владимира Гречанинова (соседа Надежды Поповой, живут друг от друга в 700 метрах) сожгли машину. Она была припаркована на улице Печорской – как раз в округе того самого ОВД «Бабушкинский». Пострадавший обращался в отделение, к полковнику Погорельцеву. По данным на 18 июля 2011 года – безрезультатно.



Комментарии Оставить свой комментарий

  • Профессоръ 28.03.2019

    Голяков оказался подлецом, да, Надя?

Оставить свой комментарий

ad_600x150

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-50590 от 19.10.2012 г., выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) МЕЧЕНЫЙ АТОМ.РУ
Учредитель:Попова Надежда Васильевна