О проекте статьи горячие новости коллегам по перу Форум контакты
Сайт  журналиста Надежды Поповой
Атомные события в России

Атомэнергомаш изучает возможность адаптации оптимизированной плавучей АЭС для Арктики

Говорят, что атомный понтон  может пригодиться горнорудным и нефтедобывающим компаниям

Атомные события в Мире

Первый блок Белорусской АЭС снова экстренно отключили

Ядерный объект никак не может начать нормально работать. В чем же причина?

НЕЗАВИСИМОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.РУ

Пожаловаться

Авария на АЭС"Фукусима": это еще не все!

Комментариев: 0

http://news.leit.ru/archives/10043


    Электронное письмо старой подруги привело меня на облученные подсолнечные поля Фукусимы. Я не общался с Рэйко-сан с 2003 года, с тех пор, как перестал работать токийским корреспондентом «Guardian». Рэйко – редактор газеты – всегда тонко подмечала социальные тенденции в Японии. В апреле она неожиданно связалась со мной. Сначала я обрадовался, но затем забеспокоился.

   Письмо Рэйко началось в традиционном японском стиле со ссылкой на время года и ее настроение, с характерным красноречием. Но тон был неожиданно тревожным: «Сейчас весна в Токио, и вишни в цвету. Растения в моем маленьком садике на террасе – тюльпаны, розы, клубника – говорят о том, что наступило новое время года. Но мне грустно, потому что я знаю, что они не такие, как в прошлом году. Они заражены».

   Рэйко продолжала описывать, как все изменилось после мартовской аварии на АЭС «Фукусима». Каждодневная жизнь казалась научной фантастикой. Она всегда ходила в маске и носила с собой зонт для защиты от радиоактивного дождя. Каждый разговор сводился к состоянию реакторов. В супермаркете она искала концентраты, хотя привыкла покупать свежие продукты – «сейчас чем старее, тем безопаснее». Она боялась за сына, злилась на правительство и совсем не доверяла успокаивающим голосам традиционных СМИ.

  «Нас дезинформируют, нас дезинформируют», – повторяла она. – «Наша проблема лежит в обществе. Мы должны бороться с этим. А это, кажется, не легче, чем иметь дело с самими реакторами».   

  Она убедила меня вернуться и сделать репортаж. Прошло пять месяцев, и вот что мне удалось сделать. Объезжая зараженные города Фукусимы, разрушенное побережье Иватэ и разговаривая с эвакуированными в Токио, я чувствовал редкую ответственность за написание этой статьи. Рэйко и другие друзья-японцы, казалось, ждут не только репортажа, но и ответа со стороны на большой вопрос, камнем лежащий на их сердцах: Япония все еще безопасна?

   Девятибалльное землетрясение, произошедшее в Японии 11 марта, – одно из пяти сильнейших из всех зарегистрированных, настолько мощное, что опустило на метр береговую линию и сделало Японию на 2 метра ближе к США. За ним последовало разрушительное цунами, достигавшее высоты в 40 м – и нанесшее наибольший ущерб. В результате этих природных бедствий 20 тысяч человек погибли или пропали без вести, 125 тысяч зданий были уничтожены. Они повлекли за собой третью катастрофу – расплавление активной зоны реакторов на АЭС «Фукусима Дайити», общая утечка радиации из которых уступает только чернобыльской аварии. Масштаб катастрофы был таков, что император Акихито обратился с телевизионным обращением к своему народу. Это официальное выступление – настолько редкое, почти из области преданий, событие, что его сравнивали с историческим обращением по радио его отца Хирохито, который объявил о поражении Японии после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года – и начал эпоху национальных реформ и восстановления. Прошло шесть месяцев, катастрофа позади. Но становится очевидным другое бедствие: психологический кризис сомнений и депрессии, который может оказаться более дестабилизирующим, чем все произошедшее.

Улицы разобраны от завалов, идут восстановительные работы, эвакуированные покидают свои убежища. Но миллионы людей должны приспосабливаться к ионизирующему излучению, что до марта было чем-то из ряда вон выходящим. Это не просто одиночное аномальное явление, это сдвиг в повседневной жизни, который изменил само понятие нормы. Но насколько – определить трудно. Низкоуровневая радиация – это невидимая разрушающая цепочки ДНК угроза, последствия которой могут не давать о себе знать годами или десятилетиями. Хотя с подавляющим большинством людей ничего не происходит, у некоторых развивается рак. Неизвестно, кто будет поражен и насколько серьезно.   

  Разумеется, такое случалось и раньше. Двадцать лет спустя после взрыва реактора на Чернобыльской АЭС в 1986 году, Всемирная организация здравоохранения объявила, что психологическое потрясение стало самой большой проблемой в здоровье общества, вызванной катастрофой: «Население пострадавших областей дает резко негативную оценку своему здоровью и благополучию, а также остро чувствует невозможность управлять своей жизнью. Такое восприятие вызывает гипертрофированное чувство опасности здоровью от воздействия радиации». Русские доктора говорили, что выжившие «отравлены информацией». В случае Японии более точным будет сказать, что люди «заражены неопределенностью».

  Моим первым утром в Фукусиме я был разбужен шестибалльным землетрясением, одним из многих ощутимых повторных сейсмических толчков, сотрясающих с марта восточную Японию. Но не это больше всего тревожит умы, ведь японцы привыкли к этой природной неустойчивости. В конце концов, это наиболее сейсмически активная область на земле. Веками культура нации пропитывалась духом «мудзё» («mujo») или «непостоянства». Это основа самосознания нации и – до сих пор – способности к быстрому восстановлению.

  Но с этой катастрофой все иначе. В стране, долгое время известной своей безопасностью, чистотой и сырыми продуктами, миллионы людей вынуждены мириться с небольшим, но устойчивым повышением риска для здоровья, долгосрочным заражением их домов, садов, улиц, школ; едой, которая сейчас считается более безопасной, если она была расфасована заранее и как можно дальше от Фукусимы.

В других странах люди держались бы подальше от источников радиации, но это трудно на густонаселенном архипелаге с негибким  рынком труда. Тысячи бежали, но большинство будет вынуждено остаться в пострадавшей области и приспосабливаться. Сделать это было бы проще при наличии четких указаний политиков и ученых, но и здесь слабое место современной Японии. В стране только что появился седьмой премьер-министр за последние пять лет. Научное сообщество и СМИ находятся под сильным влиянием атомной промышленности. В результате известная своей способностью к адаптации нация неожиданно осталась без ориентиров, к чему приспосабливаться.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

 



ad_600x150

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-50590 от 19.10.2012 г., выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) МЕЧЕНЫЙ АТОМ.РУ
Учредитель, главный редактор - Попова Надежда Васильевна